Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мой блог

Сам себе арбитр

Наука, как обычно считается, зародилась еще в Древней Греции. Однако научным прогрессом не пахло еще почти два тысячелетия после этого. Как была лошадь главным средством передвижения, так и оставалась до Галилея и Ньютона, труды которых стали основой Научной революции и отправной точкой научно-технического прогресса. К сожалению, Научная революция стала по совместительству и отправной точкой разделения единого древа знаний на науки технические и науки гуманитарные. Главным, однако, в этом разделении стала не специфика предмета, а наличие прогресса в первых и его отсутствие во вторых. С лошади мы пересели на ракету, а в государственных вопросах вслед за Платоном все спорим что хуже: избыток власти или избыток свободы?

Только формы этого спора становятся все более примитивными и вульгарными: путиноиды против либерастов, патриоты против пусриотов. А по сути все тот же старый спор тупоконечников с остроконечниками.

"Благодаря" научно-техническому прогрессу войны становятся все разрушительнее, а экономические кризисы все масштабнее. Не кажется ли Вам, что мы уже исчерпали лимит терпения Всевышнего и час расплаты за отсутствие прогресса в науках об обществе близок как никогда?

Пока даже термина такого нет - научно-социальный прогресс. Так нужен ли и возможен ли научно-социальный прогресс здесь и сейчас?

* * *

Collapse )

Коллективная рефлексология по Бехтереву

Если механик строит новую машину, вперед предвидя ее действие, то он достигает этого уяснением определенной зависимости явлений при соотношении одних рычагов с другими. Точно так же физик может определенно высчитать количество калорий, потребных для согревания определенного тела при данном его объеме, опять-таки руководясь выясненной раньше зависимостью. То же самое мы имеем в известной мере и в биологических знаниях, хотя развитие их далеко не достигает совершенства астрономии, химии, механики и физики.

Тем не менее законы Менделеева дают возможность предвидеть качество потомства, учение Дарвина делает понятным развитие живых организмов и предвидит возможные породы, которые открываются как вымершие в геологических пластах.

Палеонтолог имеет возможность, руководясь той же зависимостью, по одной или нескольким частям скелета воспроизводить в целом виде ту или иную вымершую породу. К тому же очевидно должны стремиться и гуманитарные науки и некоторые из них уже установили определенную зависимость явлений, достаточную для уяснения хода явлений в будущем.

Но они установили ее исключительно благодаря строго объективному методу, как это мы видим, например, в политической экономии, и чего нет в социологии. Известный в социологии закон исторического иллюзионизма показывает между прочим, как субъективное понимание явлений расходится с объективной действительностью. Доказано, например, что деятелям французской революции казалось, что они борются за свободу, равенство и братство всех граждан, а между тем на самом деле борьба шла за освобождение буржуазии от опеки феодализма, иначе говоря, борьба происходила в пользу интересов капитализма. То же произошло и с христианством. За что боролось христианство, за чистое ли учение Христа, как полагали его апологеты, или за схоластику, за иерархическое начало церковнослужительного персонала, за господство христианского материализма, как он проявляется в нынешних условиях. Расхождение между идеями, руководившими поборниками христианства, и объективными данными исторического движения христианства полное, и оно не замечалось самими руководителями христианского учения. Достаточно вспомнить хотя бы инквизицию. Еще например: недавно пережитая мировая война, в основе которой лежало экономическое соперничество Германии и Англии. К сокрушению одной стороны в этой войне стремились несомненно обе эти воюющие державы, у которых другие скорее были только сотрудниками, а кончилось тем, что капитализм вообще подорвал свое бытие, и война привела к необычайному росту социализма.

Вот почему и из социологии и вообще из понимания движения народных масс должен быть также исключен всякий субъективизм, и только строго объективное отношение к делу дает возможность установить определенную в этом отношении законосообразность.

Поэтому и в коллективной рефлексологии мы должны стремиться к тому же самому. И то обстоятельство, что в индивидуальной соотносительной деятельности нам удалось установить известные зависимости, вселяет надежду, что и в коллективной соотносительной деятельности эти зависимости могут быть обнаружены.

Даже более того, анализ соотносительных явлений, обнаруживаемых коллективом, приводит к выводу, что здесь имеются в общем те же зависимости, которые мы выяснили и в отношении проявлений соотносительной деятельности отдельной личности.

Оба эти знания, таким образом, в указанном отношении служат как бы подтверждением и проверкой одно другого.

Коллективная рефлексология, П., 1921

Гейзенберг о совместимости религии и науки

Гейзенберг В. К. Естественнонаучная и религиозная истина

Премия, которую вы мне любезно предназначили и за которую я вас благодарю, связана с именем Романо Гвардини. Это делает ее для меня особенно ценной, потому что духовный мир Гвардини очень рано оставил во мне глубокий отпечаток. Молодым человеком я читал его книги, в его свете видел образы из произведений Достоевского, а в зрелом возрасте получил радостную возможность узнать Гвардини лично. Мир Гвардини — целиком и полностью религиозный, христианский мир, и на первый взгляд кажется трудным установить его связь с миром естественных наук, в котором я работал со студенческих лет. Как вы знаете, в ходе развития естествознания, начиная со знаменитого процесса против Галилея, снова и снова высказывалось мнение, что естественнонаучная истина не может быть приведена в согласие с религиозным истолкованием мира. Но должен сказать, что, хотя я убежден в неоспоримости естественнонаучной истины в своей сфере, мне все же никогда не представлялось возможным отбросить содержание религиозной мысли просто как часть преодоленной ступени сознания человечества — часть, от которой в будущем все равно придется отказаться. Так что на протяжении моей жизни мне постоянно приходилось задумываться о соотношении этих двух духовных миров, ибо у меня никогда не возникало сомнения в реальности того, на что они указывают. Речь поэтому пойдет сначала о неоспоримости и ценности естественнонаучной истины, затем — о гораздо более обширной области религии, о которой (в том, что касается христианской религии) с такой убедительной силой писал Гвардини, и наконец — об отношении этих двух истин друг к другу, что всего труднее поддается формулировке.

Читать полностью:ссылка на источник