Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Мой блог

Сам себе арбитр

Наука, как обычно считается, зародилась еще в Древней Греции. Однако научным прогрессом не пахло еще почти два тысячелетия после этого. Как была лошадь главным средством передвижения, так и оставалась до Галилея и Ньютона, труды которых стали основой Научной революции и отправной точкой научно-технического прогресса. К сожалению, Научная революция стала по совместительству и отправной точкой разделения единого древа знаний на науки технические и науки гуманитарные. Главным, однако, в этом разделении стала не специфика предмета, а наличие прогресса в первых и его отсутствие во вторых. С лошади мы пересели на ракету, а в государственных вопросах вслед за Платоном все спорим что хуже: избыток власти или избыток свободы?

Только формы этого спора становятся все более примитивными и вульгарными: путиноиды против либерастов, патриоты против пусриотов. А по сути все тот же старый спор тупоконечников с остроконечниками.

"Благодаря" научно-техническому прогрессу войны становятся все разрушительнее, а экономические кризисы все масштабнее. Не кажется ли Вам, что мы уже исчерпали лимит терпения Всевышнего и час расплаты за отсутствие прогресса в науках об обществе близок как никогда?

Пока даже термина такого нет - научно-социальный прогресс. Так нужен ли и возможен ли научно-социальный прогресс здесь и сейчас?

* * *

Collapse )

Коллективная рефлексология по Бехтереву

Если механик строит новую машину, вперед предвидя ее действие, то он достигает этого уяснением определенной зависимости явлений при соотношении одних рычагов с другими. Точно так же физик может определенно высчитать количество калорий, потребных для согревания определенного тела при данном его объеме, опять-таки руководясь выясненной раньше зависимостью. То же самое мы имеем в известной мере и в биологических знаниях, хотя развитие их далеко не достигает совершенства астрономии, химии, механики и физики.

Тем не менее законы Менделеева дают возможность предвидеть качество потомства, учение Дарвина делает понятным развитие живых организмов и предвидит возможные породы, которые открываются как вымершие в геологических пластах.

Палеонтолог имеет возможность, руководясь той же зависимостью, по одной или нескольким частям скелета воспроизводить в целом виде ту или иную вымершую породу. К тому же очевидно должны стремиться и гуманитарные науки и некоторые из них уже установили определенную зависимость явлений, достаточную для уяснения хода явлений в будущем.

Но они установили ее исключительно благодаря строго объективному методу, как это мы видим, например, в политической экономии, и чего нет в социологии. Известный в социологии закон исторического иллюзионизма показывает между прочим, как субъективное понимание явлений расходится с объективной действительностью. Доказано, например, что деятелям французской революции казалось, что они борются за свободу, равенство и братство всех граждан, а между тем на самом деле борьба шла за освобождение буржуазии от опеки феодализма, иначе говоря, борьба происходила в пользу интересов капитализма. То же произошло и с христианством. За что боролось христианство, за чистое ли учение Христа, как полагали его апологеты, или за схоластику, за иерархическое начало церковнослужительного персонала, за господство христианского материализма, как он проявляется в нынешних условиях. Расхождение между идеями, руководившими поборниками христианства, и объективными данными исторического движения христианства полное, и оно не замечалось самими руководителями христианского учения. Достаточно вспомнить хотя бы инквизицию. Еще например: недавно пережитая мировая война, в основе которой лежало экономическое соперничество Германии и Англии. К сокрушению одной стороны в этой войне стремились несомненно обе эти воюющие державы, у которых другие скорее были только сотрудниками, а кончилось тем, что капитализм вообще подорвал свое бытие, и война привела к необычайному росту социализма.

Вот почему и из социологии и вообще из понимания движения народных масс должен быть также исключен всякий субъективизм, и только строго объективное отношение к делу дает возможность установить определенную в этом отношении законосообразность.

Поэтому и в коллективной рефлексологии мы должны стремиться к тому же самому. И то обстоятельство, что в индивидуальной соотносительной деятельности нам удалось установить известные зависимости, вселяет надежду, что и в коллективной соотносительной деятельности эти зависимости могут быть обнаружены.

Даже более того, анализ соотносительных явлений, обнаруживаемых коллективом, приводит к выводу, что здесь имеются в общем те же зависимости, которые мы выяснили и в отношении проявлений соотносительной деятельности отдельной личности.

Оба эти знания, таким образом, в указанном отношении служат как бы подтверждением и проверкой одно другого.

Коллективная рефлексология, П., 1921

О брехне. Или, если угодно, О х**не

Одной из наиболее заметных черт нашей культуры является изобилие брехни. Мы все это знаем, мы все в этом участвуем, но склонны принимать это как данность. Большинство людей не сомневаются в способности распознать брехню, не дав себя одурачить. В общем, этот феномен почти не вызывал осознанного интереса и не подвергся систематическому изучению.

В итоге у нас нет ясного понимания того, что такое брехня, почему ее столько и каковы ее функции. Мы не выработали продуманной оценки всего того, что она для нас значит. Иными словами, у нас нет теории.
Гарри Гордон Франкфурт


источник: О брехне. Логико-философское исследование

Ученые или идиоты?

Из комментария civil_disput в перепосте Наука или отдельные достижения статьи РАН. Мнение рабочего

а зачем козе баян?

Эту новую веру поддерживала также связанная с нею "тайна". Критическое отношение к старым авторитетам обычно сопровождается некритическим восприятием новых. Точно так же, как тайны старой религии оставались достоянием священников, тайны новой религии были в руках ее жрецов – сословия ученых. Церковь ревниво хранила свои тайны от непосвященных. Очень долго богослужение велось на непонятных верующим древних языках – греческом, латинском, старославянском, и в некоторых странах лишь на пороге Нового времени были разрешены переводы священного писания на живые языки. Католики до двадцатого века держались только латинской библии, а первый перевод библии на русский язык был разрешен синодом лишь в девятнадцатом веке. В Средние века католическая церковь формально запрещала мирянам чтение священного писания, во избежание ересей.

"Новая религия не нуждалась в таких запретах. Язык науки был куда более недоступен, чем латынь или "церковно-славянский" язык девятого века. Изучение точных наук требовало долгих лет систематического труда и, за исключением нескольких гениальных самоучек, труд этот должен был происходить под руководством ученых, в так называемых высших учебных заведениях. Когда-то эти слова имели иной смысл, чем в наше время: высшее образование было редким и трудным, но давало серьезные знания. Ученое сословие кооптировало своих преемников, сопровождая это торжественными церемониями в средневековых одеждах. Академический мир представлял собой замкнутую иерархию со своими законами и обычаями, во многом подобную церковной.
Впрочем, к концу прошлого столетия некоторые отрасли университетской образованности уже начали терять свой престиж. Общество стало относиться с меньшим доверием к так называемым "гуманитарным наукам", то есть наукам, предметом которых является человек".

Товаггищ из ггабочих все пггавильно написал. Рабочий относится к науке как к разновидности религии. А научная религия не дает ему ожидаемого комфорта. Вот он и недоволен. Ему представляется, что если науку будут делать понятные ему люди, внушающие доверие, требуемая от науки степень комфорта будет получена.
По-своему он прав.
Пожалуйста, твори как Кавендиш в родовом поместье и пиши великие формулы в стол - тебе никто и слова не скажет. А если ты на свои забавы хочешь денежку из гос.бюджета, будь добр объяснить, какая от тебя польза.
Рабочий может быть и немного наивен в своем науковерии, но ученые, которые не понимают, что от этого феномена в обществе никуда не деться, и что они точно так же должны заботиться об авторитете в обществе, как и политики, или даже больше, поскольку они более уязвимы, те кто этого не понимает, не просто наивные люди, они абсолютные идиоты, и недостойны спасения.

Всё то, что непонятно, не всегда глубоко.

В качестве напоминания и назидания цитата из книги - Жан Брикмон, Ален Сокал "Интеллектуальные уловки. Критика современной философии постмодерна"

Следует различать те дискурсы, сложность которых связана с изучаемым предметом, и те, которые за сложностью предмета скрывают собственную пустоту и банальность. Правда, это свойственно не только для гуманитарных наук. Есть множество статей по физике или математике, которые написаны более сложным языком, чем это необходимо. Часто нелегко определить тип встречающихся затруднений, авторы, обвиняемые в использовании непонятного языка, часто отвечают, что работы в области точных наук тоже написаны специальным языком, овладеть которым можно лишь после долгих лет занятий. Нам, тем не менее, кажется, что можно попытаться разобраться с этими двумя видами затруднений. Во-первых, в случае обоснованных затруднений всегда можно объяснить, с помощью более простых терминов, на определенном уровне, какие именно феномены имеет в виду теория, какие основные результаты получены и какие самые сильные аргументы можно привести в ее пользу. Во-вторых, можно указать путь, возможно долгий, к более глубокому усвоению предмета. В то время как сталкиваясь с некоторыми непонятными рассуждениями, у нас возникало впечатление, что нам предлагается достичь такого понимания наскоком или посредством переживания, сходного с откровением. Нельзя не вспомнить слова о новом платье голого короля.

РАН. Мнение рабочего

Взято у ФЕЛИКС Шайдуллин в У меня нет сочувствия к научному миру!

Знаете, у меня почему-то нет никакого сочувствия к научному миру. Трудовому населению, насилием государства были навязаны задачи наполнения государственных программ ресурсами. И они, хотя и без радостей, но с честью выполнили эту задачу. Что же касается рационального распоряжения таковыми, то эта задача как раз и лежит на науке. Сегодня 95% построенного нашим трудом промышленного потенциала находится в собственности зарубежных фирм. Туда же, они и переводят налоги с добавленной стоимости, созданных нашим трудом, на построенных, нашими руками, предприятиях. Как, при наличии науки могло случиться подобное?

Возможно, это и горько, но вам, господа академики придется это проглотить! Не было у нас науки! Так себе – отдельные достижения…

А наука как таковая, должна была, в первую очередь определиться с различием между понятиями Человек, и животное. Ну и естественно с принципиальным различием существующих между ними законов распределения материальных ценностей.

Материальные ценности мира животных – дары природы! От происхождения – ПО ПРАВУ, они принадлежат Творцу. Творец отдал их всему миру животных и никому в частностях. Предоставив тем самым право распоряжаться как добычей.

Созданные трудом материальные ценности, от происхождения – ПО ПРАВУ, принадлежат труженику. Он Творец своей выработки. И именно в этом его подобие Богу. С той лишь разницей, что за редким исключением он результаты своего труда никому не отдавал.
Уголовный мир с того и начинается, что созданные трудом материальные ценности распределяются по унаследованным у животных законам распределения добычи.

В первую очередь в том повинны гуманитарные разделы, которые и к третьему тысячелетию не смогли определиться с различием между воровством и созидательным трудом. И, то и другое у них и поныне называется бизнесом. Но я также с презрением отношусь и к естественным разделам, за то, что они позволили шарлатанам гуманитариям присосаться к авторитету науки…

- Мало платят господа – товарищи? Попробуйте обосновать свои претензии с оценочных позиций своего научного труда. Лично мне кажется, что оплата вполне справедлива.
… События развиваются так, что нам рабочим нужно создавать свою науку из людей, которым мы сможем безоговорочно доверять


Вот так господа ученые. А то всё - мы соль земли...

Защитнички

На свою передачу "Разрушение РАН" известный журналист Игорь Виттель пригласил в качестве защитников также хорошо известных академиков Руслана Гринберга и Вячеслава Степина.

К защите академик Гринберг приступил такими словами:

Мы каждый год даем во-о-от такую стопку результатов... Я не знаю, что там делает правительство с этими томами...

Во как! Академик не знает то, что понятно и любой, как говорится, "кухарке".

Далее, академик Степин, заочно споря с "вышкой", продолжил:

У вас есть люди, которые за исследования свои получали бы высшие ордена Германии и Франции... Есть у вас такие?.. А у нас есть!

И в качестве примера привел два случая: за исследование немецкой классической философии - пурпурный орден ФРГ и за исследование французского структурализма - французский же соответственно орден.

Руслан Семеныч немного подумал и вспомнил еще, как он задумал было написать что-нибудь про русскую экономику. А чтобы заодно и рейтинг цитирования поднять, решил было написать труд на чистейшем английском. Но вот беда писать по-английски он конечно может, но с некоторым трудом. И тут его осенило:

А зачем мне писать по-английски о русской-то экономике?

Конечно, мудр академик, так будет и проще, и вроде даже патриотичнее.

Ну и мне вспомнилось почему-то - лучше иметь умного врага, чем друга дурака.

А к вам дорогие читатели, у меня такой вопрос - вы все еще готовы встать грудью на защиту французского структурализма?

"Темные века" философии

"Тёмные века" - термин, введённый итальянским поэтом эпохи Возрождения Петраркой для обозначения Средних веков - периода европейской истории со времени падения Западной Римской империи (476 г.) до Возрождения. В современной историографии этот термин используется по отношению к более узкому периоду времени от середины VI до середины VIII в. "Тёмными" эти века были названы из-за того, что воспринимались как период регресса. Остановилось развитие науки, искусства, культуры. Нет памятников архитектуры, нет научных открытий, нет известных философов.

Причины, как правило, видятся в политической нестабильности раздробленной феодальной Европы и антирациональности господствующей религии – христианства. Ведь точка зрения христианских мыслителей на познание противоположна точке зрения ионических философов. По их мнению, мир не был миром разума, но "городом Бога", который, может быть, постигнут только откровением, для которого Библия, писания отцов церкви и вдохновение самой церкви единственно верные источники. Наука не нужна, а философия, если и нужна, то только как служанка богословия и богославия.

Все вроде логично и верно фактологически. Но вся эта стройная схема буквально рушится на глазах, если мы обратим внимание на маленькую деталь – а попробуйте-ка назвать известных философов, важные научные открытия или гипотезы за предыдущие лет пятьсот или даже больше!

Collapse )

Критерий, научно опровергающий научность науки

Нафиг критерий Поппера. Даешь наш, рабоче-крестьянский!

В далёкие годы моего студенчества, и сам Поппер, и его критерий, по понятным причинам, широко не рекламировались. Но также как гражданам, любящим хорошо поесть, удавалось иметь полные холодильники при пустых прилавках, гражданам, страдающим любовью к мудрости, удавалось добывать познания, в словарных статьях не значившиеся. Кое-что удалось найти и мне. Но впечатление сложилось скорее негативное. В первую очередь о самом философе. А что касается его критерия – ни красы, ни радости – и вскоре все вместе из памяти испарилось.

И вот где-то с месяц назад наткнулся в ЖЖ на спор о давно позабытой мною фальсифицируемости. Чтобы освежить в памяти и взглянуть на текущее состояние вопроса, погуглил. И к удивлению своему обнаружил, что жаркие спорадические дискуссии, возникают все чаще и уже готовы слиться в, динамично разворачивающийся во времени, рефлексивный дискурс.  Причем, явно в значении «перебранка», лежащего в основе слова  «дискурс», латинского глагола «discurrere», или, что тоже славно подходит, «бег на месте» (версия Пелевина).

Collapse )

О Власти (2). В чем сила, брат?


"Если ты такой умный, почему такой бедный?"
крылатый вопрос

Без сомнения, вопрос в эпиграфе у большинства вызовет справедливое раздражение - а с какой стати ум должен измеряться количеством денег в кармане? И уж практически никто не согласится, что он практически в миллион раз глупее, скажем, Абрамовича. А в то, что силу ума вообще можно измерить количественно, верят, полагаю, только составители тестов IQ.

Зато многие уверены, что власть это деньги и получается тогда, что власть, в отличие от ума, количеством денег в кармане измерить можно. Другим кажется, что власть это скорее руль или большой такой рубильник. Главное всех растолкать и занять место у руля-рубильника. Если руль - крутанул налево, и вот он "левый поворот", а впереди по курсу долгожданное социалистическое государство справедливости и равенства. Если рубильник - еще проще. Врубил и  "да будет свет, и стал свет". Чересчур просто, чтобы быть правдой, однакож как раз, чтобы быть понятным каждому.

Collapse )